Записи с темой: Стихи (список заголовков)
22:38 

Осколки лунного света на темных морских волнах

Меня принесло течение
понедельничной летней полночью.
Говорят, удивлялись нянечки:
мол, глазищи — на пол-лица!
Я любила ветра вечерние,
ела часто на завтрак пудинги,
надевала колье из бисера
и ходила на задний двор.
Никогда не боялась сумерек,
не играла с детьми в песочнице,
из всех звезд, что на небе водятся,
знала только Альдебаран.

Я росла, но порой мне чудилось,
будто я появилась взрослою
и теряла по капле мудрости
каждый третий из новых дней.
И с тех пор я пишу истории
о волшебных мирах, по памяти,
а еще — о таком предательстве,
что не мыслится пережить.
Я пытаюсь найти счастливую:
там... прощение, вечер, зарево,
дом в лесу у большого озера
и они на мосту целуются.
Им не холодно и светло.

Будто это спасет от гибели.
Перепишет давно минувшее,
отменив все его последствия.
И вернет мне меня саму.

© Ardent Rain

@темы: верлибр, стихи

14:31 

Вместо письма

Здравствуй, чудесный!
Что тебе рассказать?
Ад сжимает кольцо,
а во мне побеждает трус.
Стала ночами видеть твоё лицо
и тонуть в бессилье, когда проснусь.

Чудесный,
тебя отрицает мой здравый смысл!
Жажда дознаться истины
крепнет день ото дня.
Чудесный, пожалуйста, появись!
Ты обещал когда-то — беречь меня...

Той клятве на деле — пятьсот веков.
И дали её не мы, а призраки прошлых нас.
Мы же — ступаем на ощупь,
мраку наперекор.
И обязательно выживем
в этот раз.

© Ardent Rain

@темы: стихи

14:04 

клетка

всё тем же


Если бы я умела,
я бы присела с краю
холодной твоей постели
и пела бы тихо-тихо
о диких полях востока.
Там солнцем залита зелень,
и ветер траву волнует.
Там птицы щебечут в ветках
и вольно летают в синь.
Там старый Хранитель Леса
ночью на холм садится
и ловит глазами звёзды,
что прыгают с высоты.

Если бы я умела,
я бы открыла клетку,
а лучше б — её разбила!
Стёрла с лица Земли.
Пусть океан соленый,
сверкающий в белой пене,
вымоет прах и злобу.
Пусть гордый разгульный ветер
прохладой наполнит сердце.
И свет пусть затопит душу,
легко растворит все страхи
и успокоит память,
расплавив стальной каркас.

Пожалуйста, будь счастливым
под каждым кусочком неба!
А клетка, она сломалась.
И отпустила
нас.

© Ardent Rain

@темы: стихи

00:49 

лучшему другу

Я бы хотела с тобою ходить в кино
и обсуждать мелочи, а не большие вещи.
Давай оставим в покое
Теорию струн, космический прах, зерно
и что каждый десятый сон
у тебя и меня — вещий.
Давай молча ехать в полупустом метро,
едва прикасаясь друг к другу
плечами в осенних куртках.
Пить липовый чай, глинтвейн или Куантро
и встречать на причале — всё в серебре — утро.
Килотонна памяти бьёт изнутри кнутом,
но об этом — успеется, вся наша жизнь — об этом.
Давай уже воплотим обещанное «потом»
и на море поедем летом!

(с) Ardent Rain

@темы: стихи

18:47 

НеСостояние

Думала написать этот текст в роман (в другом варианте стиха или как состояние в воспоминании). Но тогда бы я украла его у человека, без которого не было бы стихотворения.
__________


Сверху — синее синего — небо,
а в небе — шар!
Золото тает, плавится, капает в реку,
в реке — пожар!
Шелест листвы, шуршание,
полный стук.
Ветер бежит по насыпи,
как по мосту!
Под старой черешней — зелено,
пахнет степной травой.
Чайка кричит и кружится
над головой.
Представляю тебя счастливого.
Образ — в дым!
Я бродила здесь часто, юная
и... с другим.
«Берегись создавать иллюзию!» —
вот ни дать, ни взять.
Этот берег я даже мысленно
не могу тебе
показать.

© Ardent Rain

@темы: из посвященного, стихи

00:25 

Долгая командировка куда-нибудь на Землю

Нас послали сюда со сквозными ранами в полдуши.
Напоследок сказав: ты только, давай, дыши!
Мы не помним контрактов, которые заключали.
Не знаем, кто мы такие и что — Вначале.
Мы разноцветные точки, у каждой — своя печать.
Мы молчали, покуда можно было ещё молчать.
За спинами: может — Вселенная, может — другая рать.
Мы здесь учимся памяти. Учимся выбирать.
Собираться в целое. Гнуть прутья своей тюрьмы.
Единственный способ выбраться —
живыми
прийти
с войны.

(с) Ardent Rain

@темы: стихи

00:53 

Люди-мы

вдохновителю Марине


Люди приезжают ночью.
На такси, по объездной дороге.
Или идут пешком пару километров,
потому что автобусы уже не ходят.
Люди звонят в двери,
как будто стучатся в последний бункер
за пару секунд до взрыва.
Люди убирают со лба чёлку
и смотрят протяжно-долго.
Люди говорят: «Я по тебе скучаю!
Давай не будем друг в друге пробивать дыры».
Не выносят мозг, мол, совсем не любишь!
Не выставляют в инсте с чужими фото.
Не сидят на качелях ночью
под чёрными окнами не своего дома.
Не курят наспех! Не грубят в контакте:
«заметь же меня, заметь же!»
Не целуют случайных встречных,
не ищут кого-то на ночь.
Не запивают утром презрение, тошноту и горечь.
Если все это — мы,
давай прекратим сейчас же!
Я не хочу так.

© Ardent Rain

@темы: стихи, верлибр

00:17 

Человеческое

Посвящается человеку,
который нашёл в себе силы
продолжать.

Общага. Девятый этаж. Крыша.
Я сжимаю металл перил.
Старый район, здесь нельзя выше.
Желтеет тускло ряд фонарей.
Ночь бьет наотмашь порывом ветра.
Кажется, нас посетил Борей.
Асфальт корявый и грязно-серый.
Слишком жестко на нем лежать.
А дома мама жует таблетки
и ровно в десять ложится спать.
Шоссе под домом шумит протяжно.
А люди едут и едут прочь.
Меня — о чудо — опять не любят!
А я — вот дьявол — сестра и дочь!
«Давай же, прыгай!» — твержу сквозь зубы
и понимаю: мне просто смочь.
Работа — целых двенадцать тысяч —
не в сутки, в месяц. И вечный стресс.
Магистратура. Зависший диссер.
Научник, плюнувший на процесс.
Общага. Осень. Смурное небо
по цвету — ношеная кирза.
Ночь крепко держит меня за горло
и смотрит пристально мне в глаза.
Уеду к черту! На склон Кавказа.
И буду сидр пить и вино!
Вот защищусь и уеду сразу!
Здесь тесно, холодно и темно.
А там бушует и плещет море,
и ветры носятся по горам!
Там звёзды падают на ладони,
там легче дышится по утрам.
Сжимаю зубы — и прочь от края!
Я замечаю, что ветер стих,
и улыбаюсь. И соль глотаю.
Я остаюсь.
Остаюсь
в живых.

© Ardent Rain

@темы: стихи

19:44 

Морали_в_конце.нет

Обещаю не есть печенья в шоколадной густой глазури
и больше совсем не гадать на картах.
У них что ни расклад, то «прошлое держит крепко»,
«остерегайся крысы, змеи, лисицы»,
«не строй иллюзий», «блюди здоровье»,
«твори, а потом решай, что тебе с этим делать».
Я пишу о том, что не сходит с мысли.
Хочу доораться до черти-кого
по другую сторону монитора.
Мы с ним однажды уговорились
когда-нибудь обязательно пересечься.
В прочем, я в него слабо верю.
Я пишу, я сдираю с себя краску.
Слой за слоем.
И это почти не больно.
Возможно, в конце, после самой последней точки,
я стану прозрачной.
Пойму, что же я такое.
Хорошо, если это случится ещё нескоро.
Мне, в принципе, интересно
писать, наблюдать и думать.
Только было бы с кем смеяться всю ночь на кухне.
И петь а капелла на старых крышах.

© Ardent Rain

@настроение: и снова фотоотчет пошел по звезде!

@темы: стихи, верлибр

19:32 

Составителю Книги Жизни

Я сегодня уже не то, чем была вчера.
Хоть умею верить в людей
и давать «стопятисотый» шанс.
Говорили: я — дура,
и считали в уме аванс,
что был выдан мне на руки
в день, когда предстояло
озвучить свой первый вздох.

Тот-кто-пишет-историю-в-небесах
улыбается мне тепло
и с надеждою смотрит вниз.
Этот «кто-то» макает в гуашь перо
и живёт у меня в глазах.
Для него я когда-нибудь выйду
играть на бис.

© Ardent Rain

@настроение: здесь должен быть позитивный рассказ об очень крутых выходных, но текст протиснулся без очереди!

@темы: стихи

14:50 

Родные души в космической плоскости

У меня о тебе — десять текстов
в рифму и без неё.
В них ни грамма реальности, а память
распознаётся разумом как враньё.

Мы знакомы по тем галактикам,
где нет ужаса в слове «смерть».
На Земле мне — писать истории,
а тебе — петь.

Иногда мы во сне видимся —
обнимаемся, говорим:
— Не ходи за водой тёмною,
не позволь победить им!
— Не люби наяву художника:
его морок неодолим.

Колесо дребезжит, вертится
мой... возлюбленный? друг? брат?
Мы родные, но разобщённые
в этой системе
координат.

© Ardent Rain

@настроение: жара спала!))

@темы: стихи

10:10 

Солдаты Вселенной

Мы — солдаты!
Солдаты Вселенной, Энни!
Нас закалили от похвалы и брани,
Соткали нам души из шелкотитановой ткани.
Но... забыли привить от субботней лени.

Мы отправлены не проповедовать,
но смеяться!
Танцевать под луной, петь на крыше,
смотреть на солнце!
Нам поручено изведать свой ад до дна
и ничего уже не бояться,
ведь звёзды гораздо ближе
в воде колодца.

Нас пытаются взять в кольцо
техногенной пыли,
травят сводками смерти из каждой щели:
«Вот здесь вот и здесь — война!
Посмотрите, скольких уже убили!
Как вы можете быть счастливыми,
в самом деле?!»

Забирайте доспехи и копья! Энни,
если религия, правость, нефть —
основные мерила жизни,
я еду на море смотреть, как чайки
бросают на воду тени,
как волны в песок источают камни.

Где плеск и берег — условна любая дата.
Я не буду себе на смену растить солдата.
Пусть рябь сменяется штормом,
пусть шторм переходит обратно в гладь.
Я оставлю здесь свой клинок. Я...
отказываюсь
воевать.

© Ardent Rain

@настроение: эта тема никак не отпустит меня.

@темы: стихи, мысли вслух

16:17 

Океан, который живёт внутри

Посвящается художникам:
кисти, пера, звука, камня...
и всем причастным!


Океан
живёт у Фреда
между шестым и седьмым ребром,
чуть ниже ударов сердца.
В ширину — как Альдебаран.
Глубиной — в пятьдесят веков.
Цветом — яркая бирюза,
в которую изумруд крошится.
В дни покоя и тишины,
когда Фред — счастливец или лентяй,
Океан молчит.
Неподвижна его вода
в переливах солнца.
Рыбы спят. Их цветные сны
отражаются от камней.
Океан доверчив, прозрачен, прост —
невесом почти
для его владельца.
Когда в мире темно от лжи,
бьют лежачих или детей,
города стирают с лица Земли, —
Океан дрожит,
вода подступает к отметке «горло»,
заливает душу и бьётся в грудь.
Она мутней болота, черней смолы,
волны выше земных огней!
Фред хватается за Псалтырь.
Фреду боязно утонуть.

Поднимаются из глубин
обитатели тёмных вод:
не жуя глотают красивых рыб,
хитро скалят зубастый рот...
Если есть Океан внутри,
должен быть и крутой Утёс!
Фред взбирается по камням —
он бумажный фонарь принёс.
Ветер носится и рычит,
с ревом Фреда толкает вниз:
«Из тебя выйдет славный корм
моим слугам со дна морей!»
Фред покорен, но прям,
он здесь будет в этот, другой, любой —
даже двести десятый шторм.
Стая крупных чернильных рыб
с острой пастью и круглым лбом
собирается у скалы.
Фред им молча в глаза глядит,
опускает резной фонарь —
как обычно — один на всех.
Плавя чёрную чешую,
еле брезжущий огонёк
выпускает зеркальных рыб,
точно запах со дна флакона.
Рыбы складываются в дракона
и стрелою
уходят
вверх.

© Ardent Rain

@темы: стихи, посвящается

22:01 

Тайное признание на откуп мечте

Солнце — грудью на пики гор
ложится, только бы не уснуть.
Иглы входят не глубоко,
но вонзаются прямо в суть —
выпускают янтарный свет.
Искры тонут в твоих глазах,
оставляют лучистый след
(цветом — золото, мед, миндаль)
в их нефритовой глубине.
И за отблески эти мне
душу даром отдать не жаль.

Ты смеёшься, и мир звенит,
точно собран из хрусталя,
самых чистых, высоких нот!
Звери, чудища недр земли —
все роятся вокруг тебя,
как заблудшие корабли,
посреди чёрно-синих вод
вдруг увидевшие маяк.
От улыбки твоей живой
умирает февральский снег,
теплоте проигравший бой.
И да будет во веки так!

У меня есть огромный дом,
стопка книг, чтобы стать умней,
репутация палача,
мол, идти поперёк не смей!
Конкуренты сошлись на том,
чтоб признать меня всех сильней.
У меня за спиною — рать
грозных демонов и людей.
Я отважился побеждать
там, где вспять повернёт любой.
Нет на свете таких врагов,
кто б случайно остался жив.
А ты стены мои ногой
пробиваешь как миражи...

Мир, в котором ты есть, — велик
и продолжает расти в цене!
Улыбаешься как всегда:
одобрительно, но не мне.
По количеству тайн ты — кратер
Фудзиямы или Асо.
У меня на сетчатке лазер
прочно выжег твоё лицо.
На письмо свое я ответа
жду как самых благих вестей.
Остаётся мечтать, что где-то,
отключившись на день сует,
в параллельной Вселенной артер,
пьёт лавандовый чай, рисуя
нас с тобой
на одном
листе.

© Ardent Rain

@настроение: на текст вдохновили любимые герои ТДН. Но его можно трактовать и шире.)

@темы: немного Японии, стихи

00:36 

Последний инструктаж перед вылетом

Когда станут клеймить словами
за то, что смеёшься не как они,
мечтаешь играть на сцене
и свои коротаешь дни
без бутылок и сигарет, —
терпи.
Головы только не опускай.
Шипение за спиной, остроты —
оно пускай.
Любой язык низводится до «хи-хи»,
любой язык способен ковать стихи:
английский, галлицкий или идиш.
Я приду погладить по волосам,
ты Меня, конечно же,
не увидишь.

Будет счастье до облаков — летай!
Танцуй, сочиняй, мечтай!
Это — твой персональный рай,
преддверье Седьмого неба.
И нет на свете такой земли,
где б с тобой я не был.
А когда заберу из рук
самую дорогую радость —
что там по плану —
любовь или лучший друг?
Плачь. Не стесняйся — плачь!
Так всегда вначале.
Только Я не деспот и не палач,
да и ты — не футбольный мяч,
чтоб тебя пинали.

А захочется злиться — злись,
бей кулаками в стену и падай ниц!
Меня твоя злоба, точно десяток спиц,
пронзит чуть ниже ключицы левой,
правда... нет у Меня ключиц.
Если идёшь в ночи — поднимай глаза.
Не суть: светят звёзды или гроза
высекает искры.
Постарайся всё же дышать, любить.
Люди много разного будут говорить.
Ты научишься слышать себя,
звучать,
но не слишком быстро.

И когда: в груди засияет свет
вне контекста денег, людей, планет;
и утратят ценность, текстуру, цвет
золото, палладий, титан и медь,
(в чьей основе — единый атом) —
ты внутри себя обретёшь покой,
осознаешь ясно, кто ты такой,
и по праву станешь
Моим Солдатом.

© Ardent Rain

@настроение: это самый внезапный текст из всех внезапных текстов.

@темы: жизнь, стихи, философия

17:16 

Отточенный навык

друзьям, покинутым мной.


Я эксперт в прощаниях и уходах,
в подробных рассказах «Почему — нет».
Прожектор души выдерживает семь лет,
а затем, выключает свет,
мол, «на голом энтузиазме уже год».

У первой любви из всех памятных мне черт —
ироничный, кривой рот,
царапающийся взгляд.
Сбитые в кровь костяшки:
демонстрации силы для.

У второй — обаяния три состава,
ясные, лучащиеся глаза
и всегородская слава.
Ни одна его мысль не пылится в коробке зря.
Грустный вывод:
«Никто меня не полюбит».
Он и не знал, что любила я.

У третьей — и вовсе космические черты.
Нездешний, залётный, дальний,
возникший из пустоты,
он помнит момент сияния и слиянья,
овальные символы на полях.
Он всю жизнь собирает данные
о разбившихся кораблях.

Друзья мои за колоннами,
обратно не повернуть.
Разлуками закалённое
счастье, в ветра влюбленное,
ширится, точно ртуть.

Маршрут наш пролёг извилисто
через крутой подъем.
До перекрёстка — за руку.
Хватит стоять!
Пойдём.

© Ardent Rain

@темы: стихи, друзья

19:13 

Сказка

Лису.

За стеклом жёлтый свет фонарный
не даёт воплотиться мраку.
Окна — точно земные звёзды —
прорезают сгущённый воздух
блеском лампочек разной силы.
Как присмотришься... в окнах люди.
Я мешаю не сладкий сахар
в чашке с полуостывшим чаем.
О тебе третьи сутки буквы
не стыкуются в связный текст.

Мы мечтали: уехать к морю,
чтобы синь, бирюза и зелень;
чтоб стучать по клавиатуре,
заполняя листа пространство
поворотами чьих-то судеб;
пить Мартини (не очень часто);
приходить на песчаный берег
и смотреть, как подолгу солнце
каждый день истекая кровью,
прячет отблески под водой.

Ты работаешь «пять на восемь»
чаще — «десять» (бумажек уйма).
И у моря бываешь редко,
только в книгах или во сне.
Надоест — приезжай на север.
Здесь пронырливый хитрый ветер
норовит прикарманить зонтик
и насыпать тебе за ворот
крупный/мелкий колючий снег.
Здесь за серым не видно неба,
но в просвете оно синеет,
обещает нам: быть весне!

Приезжай, посидим в кофейне
у окна, за которым люди
улыбаются тем счастливей,
чем сильнее пустился дождь!
Выпьем чаю, какао, кофе.
Посмеёмся над прозой жизни
и пойдём без маршрута, плана
вдоль изгибов и лиц домов.
Наберём пачки две листовок.
Мы... найдём в переулке сказку.
Сказка в руки легко даётся
не боящимся высоты.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного, верлибр

18:14 

Абсолютная тишина

Был бы такой регулятор — повернул и уменьшил звук.
Выкрутил до нуля.

Потому что споры «Можно ли так писать?!» — шум.
Всегда будут те, кто рассуждает о смысле, предназначении, силе текста,
и те,
кто пишет сквозь голоса.
Потому что, как ни греби квартиры,
машины, телевизоры с сумасшедшей диагональю,
как ни выгрызай блага у родителей, братьев-сестёр, коллег, —
ничего не забрать с собой.
Потому что от «гори в аду» до «счастья тебе, прощай»
совершается полный цикл:
душа делает оборот
и меняет оскал на чуть более приветливое лицо.

Был бы регулятор звука, можно было бы отдохнуть.
Провести в тишине желанные пять минут.
Только... исчезло бы абсолютно всё:
рёв автострады; гудение поездов;
стук дождя о бетон и стекла;
мелодия флейты, фортепиано, скрипки;
порывы ветра и шум прибоя.
...твой собственный голос исчез бы тоже.

(с) Ardent Rain

@настроение: навеяно Григорьевской поэтической премией и жуткими рассказами родных.

@темы: стихи, мысли вслух, верлибр

19:19 

Инкарнация. Ответ

← часть I

Давай больше не копить боль?
Хватит маяться взаперти!
У меня — года, месяца, дни.
У тебя — мысли сплошной нить!
На счет «три» мы себя простим.
Видишь — тает вокруг стена.
Видишь — море, висит над ним
убывающая луна.
Шаткий мост на воды гладь
ложится плавленым серебром.
Лучше — снова учись летать!
Прошлым, берегом и песком
я не стану тебя писать...
Я цветной напишу мир:
невесомое полотно
неба, яркого, как сапфир;
океан с изумрудным дном!
Будут двое на берегу,
сцепив мизинцы прохладных рук,
говорить про свою судьбу
на мысль легко заменив звук.
Будет видно из ясных глаз:
звезды светят у них внутри.
Это будет потом, сейчас —
я считаю: один... два... три!

© Ardent Rain

@темы: стихи

19:25 

Анна и Валет

Город «Л.» читается, как «Эль».

Анне исполнилось двадцать семь.
Ей никогда не везло в любви —
только в азартных играх.
В школе Анна носила хвостики и очки.
Сидела на задней парте.
Пряталась в толстых книгах.
Одноклассники
упражнялись в остроумии на её счёт,
пророчили ранний брак (тихонь туда влечёт)
с каким-нибудь неразборчивым
шовинистом.
В шестнадцать Анна влюбилась в Тима
(сто километров — к северу, город «Л.»)
Ночами сидела в аське, стулом подперев дверь,
писала в приватный чат
о «придурках», училке-стерве,
надеждах, которые замучилась подавать...
о плачущей маме,
буйном, смурном отце,
обо всем, что не говорят
в лицо.
Тим отвечал, поддерживал, утешал,
давал советы «как надо себя вести».
Но всегда оставлял место для отступления,
индикатора «не в сети»
(ICQ-офлайн — это красный цвет).
Анна прощала Тима, болела им десять лет.
Ездила в город «Л.»
гулять,
смотреть на его асфальт,
дышать смесью дождя и гари,
пить пиво в немецком баре.
Во всякий ее приезд
Тим целый день был чертовски занят.
Курсе так на втором Анна выучилась смеяться,
пить водку с перцем,
курить,
стряхивать пепел в блюдце
и несколько прочих, приятных «ться».
На орбите Анны вертелся Майкл
(в миру — самый обычный Миша):
«лучший друг»,
который почти не пишет,
пропускает пары и дни рожденья,
но исправно — каждое воскресенье —
приходит просить взаймы.
В двадцать шесть Анна победила свои любови,
рассудив:
не безопасно ходить на «боли» —
нужно выбрать топливо подороже,
найти способ пребывания «Беззатратный».
Удалив соцсети, стерев контакты
Анна не чувствовала утраты.
Тогда-то
и появился Виктор.
Ничего интересного в стиле «Мачо».
Окольцован, обременён детьми.
Улыбается всем, но улыбка едва ли значит
больше «привет» или «посмотри,
какой ёжик, на фоне листвы, в тумане.
...у меня конфета лежит в кармане...
Если ты голодна — бери!»
Анна злилась — сводило скулы:
соблазнять мужчин не учили в школе,
и какое, к дьяволу, соблазнять?
«Он женат!
Его сын работает через стенку!» —
совесть не хотела мириться с тем, как
сердце глухо стучит «Люблю».
Анна пила по будням и в выходные:
виски, водку, сухой мартини.
Писала стихи, постила в интернете,
«Посмотрите, Виктор Павлович,
посмотрите».
Каждый вечер шла в магазин через три квартала.
По полчаса батон и курицу выбирала.
Виктор порой выезжал с парковки —
вез жену на соседнем кресле.
Вида его машины Анне почти хватало,
чтоб продержаться
очередные
сутки.

© Ardent Rain

@темы: стихи

Состояние полета

главная