В конце ноября снег приходится в самый раз. Идешь сквозь белые хлопья. Сказка ложится поверх серости, сонной неповоротливой усталости старого года. Пора, пора уже засыпать, чтобы проснуться потом обновленным и совершенно в ином качестве.

***

Читаю Макса Фрая «О любви и смерти». В этом году было очень много исторической и культурологической литературы о Японии. Несколько эзотерических книг. Обилие трудов по русской фольклористике. И совсем мало текстов художественных.

«Над пропастью во ржи» Сэлинджера — в начале января, «Луна в тумане» Уэды Акинари — примерно тогда же. Короткие рассказы Кавабаты, классическая японская поэзия, удивительный по композиции роман Клауса Мерца «Якоб спит», гениальные по сути «Открытки с того света» Франко Арминио.

Весной прочитала три бесподобных ориджинала. Один из них неожиданно, но бесповоротно влюбил меня в смертоносных стальных птиц. Чудовищных и прекрасных. Еще был роман Ивасаки Минэко «Настоящие мемуары гейши», не такой динамичный как бестселлер Артура Голдена, зато подлинник культурного наследия. Лето досталось поэзии И. Бродского, В. Полозковой и целой россыпи чудесных современных авторов. На начало осени пришелся Брэдбери. Возможно, было что-то еще.

Книга Фрая затянула сразу, приходилось вытаскивать себя и пускать в русло дел. Рассказы поражают удивительным сочетанием, где в каждой любви есть немножко смерти, а в каждой смерти — море любви.

Хочется верить, что так оно и есть. Об ужасах бытия не хочется думать вовсе. Или хотя бы теперь, пока падает снег.

@темы: эмоции, флуд, рассуждения, мысли вслух, красота момента, книги, заметки из жизни, вещи и их понимание, Природа