Записи с темой: из посвященного (список заголовков)
19:38 

Прощание на вершине

В сборнике посвящений — заглавная буква с точкой —
занимаешь двадцать одну страницу.
Из живых — если кто любопытен и искушен — но
из тех, кто мелькает во снах, а потом забывает сбыться.
Я избегаю описательных фраз, полных имен
и шуточных обращений,
оставляю за кадром: форму лица,
контур губ, ресницы.
Проснёшься утром — кровоточит сердце,
как треснутый колокол глухо гудит память.
Её ни обнять, ни спрятать, ни раздарить людям!
Если и может на свете
что-то сильнее ранить —
хлесткий стежок «Чуда для вас не будет!»
А впрочем, что значит — чудо?
Свобода — чудо!
Осталось придумать, как вынуть её из камня.
Я пишу,
слова, обращаясь большой птицей,
скрываются за горами.
Если когда-нибудь снова решишь присниться —
не трогай,
не трогай меня руками!
Пора подытожить и больше не понижать голос.
Метким «Прощай»
в груди развернулся новорожденный Космос.
Улыбнись и иди
к зеленым, лиловым, флуоресцентным звездам.
Или сразу — лети на Марс.
Космос, шелково-синий, бездонный, густой, алмазный,
раскинулся в ширь, не ведая формы «поздно».
Здесь мы расходимся,
оттягивать — несерьезно!
Если хочешь что-то сказать — говори сейчас.

© Ardent Rain

@настроение: 20-й, юбилейный.

@темы: из посвященного, стихи

17:27 

Искушение

Приходишь под утро —
всегда на высокой ноте.
Целуешь — и всё у меня болит.
Так бывает,
когда обманули ещё на взлёте.
Так бывает,
если не стали главного говорить.
Душа бьётся в ребра,
истошно орёт: «Не верю!»,
затем приседает и шепчет:
«Всё так и есть».
В этом году ты станешь
последней моей потерей,
главной проверкой
от пропасти и небес!
Иллюзия Матрицы, если рассечь,
ничего не стоит.
Белый туман,
Тридесятый дремучий лес.
Задана функция.
В ней, говорят,
нас двое.
Я рассекаю, и морок
теряет,
теряет,
теряет вес.

© Ardent Rain

@настроение: вместо тысячи статей

@темы: стихи, из посвященного

15:23 

болезнь

«Ты» пульсирует за грудиною
и болит.
От «тебя» не лечат люди, антибиотики,
«ты» ведь не гайморит.
Все пункты из списка «Нет»
знаю наперечёт,
а «ты» по моим артериям
пламенное течёт.
Было б можно «тебя» выложить,
отпустить!
Стереть все стихи, удалить из памяти,
разорвать нить.
И гулять на ветру, вдоль берега, —
спасибо вязаным рукавам.
Но под ребрами бьется истово:
«Я тебя не предам!»

© Ardent Rain

@настроение: чертова лирика.

@темы: стихи, из посвященного

14:31 

Вместо письма

Здравствуй, чудесный!
Что тебе рассказать?
Ад сжимает кольцо,
а во мне побеждает трус.
Стала ночами видеть твоё лицо
и тонуть в бессилье, когда проснусь.

Чудесный,
тебя отрицает мой здравый смысл!
Жажда дознаться истины
крепнет день ото дня.
Чудесный, пожалуйста, появись!
Ты обещал когда-то — беречь меня...

Той клятве на деле — пятьсот веков.
И дали её не мы, а призраки прошлых нас.
Мы же — ступаем на ощупь,
мраку наперекор.
И обязательно выживем
в этот раз.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного

14:04 

клетка

всё тем же


Если бы я умела,
я бы присела с краю
холодной твоей постели
и пела бы тихо-тихо
о диких полях востока.
Там солнцем залита зелень,
и ветер траву волнует.
Там птицы щебечут в ветках
и вольно летают в синь.
Там старый Хранитель Леса
ночью на холм садится
и ловит глазами звёзды,
что прыгают с высоты.

Если бы я умела,
я бы открыла клетку,
а лучше б — её разбила!
Стёрла с лица Земли.
Пусть океан соленый,
сверкающий в белой пене,
вымоет прах и злобу.
Пусть гордый разгульный ветер
прохладой наполнит сердце.
И свет пусть затопит душу,
легко растворит все страхи
и успокоит память,
расплавив стальной каркас.

Пожалуйста, будь счастливым
под каждым кусочком неба!
А клетка, она сломалась.
И отпустила
нас.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного

00:55 

Ноль утра пополуночи

Мысль о тебе уплотняется в гибкий прозрачный пластик. Неведомая рука отводит его край назад. Затем разжимает пальцы. Хлесткий шлепок обращается синяком на теле. Где взять такой огонь, чтобы пережечь нить? Где найти такой камень, чтобы разбить связь?

Наличие в каждом втором сне не заменяет отсутствия наяву. Разговор о тебе, точно корица в кофе. Маленькая щепотка рассыпается пряным запахом. Прокалывает привычный вкус. Рисует узор на сливочной пене. Но если переборщить — напиток будет испорчен. Останется только вылить.

А этот текст даже закончить нечем.
Вот
так.

(с) Ardent Rain

@настроение: наважденческое

@темы: проза, мысли вслух, миниатюра, из посвященного

00:49 

лучшему другу

Я бы хотела с тобою ходить в кино
и обсуждать мелочи, а не большие вещи.
Давай оставим в покое
Теорию струн, космический прах, зерно
и что каждый десятый сон
у тебя и меня — вещий.
Давай молча ехать в полупустом метро,
едва прикасаясь друг к другу
плечами в осенних куртках.
Пить липовый чай, глинтвейн или Куантро
и встречать на причале — всё в серебре — утро.
Килотонна памяти бьёт изнутри кнутом,
но об этом — успеется, вся наша жизнь — об этом.
Давай уже воплотим обещанное «потом»
и на море поедем летом!

(с) Ardent Rain

@темы: из посвященного, стихи

18:47 

НеСостояние

Думала написать этот текст в роман (в другом варианте стиха или как состояние в воспоминании). Но тогда бы я украла его у человека, без которого не было бы стихотворения.
__________


Сверху — синее синего — небо,
а в небе — шар!
Золото тает, плавится, капает в реку,
в реке — пожар!
Шелест листвы, шуршание,
полный стук.
Ветер бежит по насыпи,
как по мосту!
Под старой черешней — зелено,
пахнет степной травой.
Чайка кричит и кружится
над головой.
Представляю тебя счастливого.
Образ — в дым!
Я бродила здесь часто, юная
и... с другим.
«Берегись создавать иллюзию!» —
вот ни дать, ни взять.
Этот берег я даже мысленно
не могу тебе
показать.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного

00:25 

Долгая командировка куда-нибудь на Землю

Нас послали сюда со сквозными ранами в полдуши.
Напоследок сказав: ты только, давай, дыши!
Мы не помним контрактов, которые заключали.
Не знаем, кто мы такие и что — Вначале.
Мы разноцветные точки, у каждой — своя печать.
Мы молчали, покуда можно было ещё молчать.
За спинами: может — Вселенная, может — другая рать.
Мы здесь учимся памяти. Учимся выбирать.
Собираться в целое. Гнуть прутья своей тюрьмы.
Единственный способ выбраться —
живыми
прийти
с войны.

(с) Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного

00:53 

Люди-мы

вдохновителю Марине Р.


Люди приезжают ночью.
На такси, по объездной дороге.
Или идут пешком пару километров,
потому что автобусы уже не ходят.
Люди звонят в двери,
как будто стучатся в последний бункер
за пару секунд до взрыва.
Люди убирают со лба чёлку
и смотрят протяжно-долго.
Люди говорят: «Я по тебе скучаю!
Давай не будем друг в друге пробивать дыры».
Не выносят мозг, мол, совсем не любишь!
Не выставляют в инсте с чужими фото.
Не сидят на качелях ночью
под чёрными окнами не своего дома.
Не курят наспех! Не грубят в контакте:
«заметь же меня, заметь же!»
Не целуют случайных встречных,
не ищут кого-то на ночь.
Не запивают утром презрение, тошноту и горечь.
Если все это — мы,
давай прекратим сейчас же!
Я не хочу так.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного, верлибр

00:17 

Человеческое

Посвящается А., человеку,
который нашёл в себе силы
продолжать.

Общага. Девятый этаж. Крыша.
Я сжимаю металл перил.
Старый район, здесь нельзя выше.
Желтеет тускло ряд фонарей.
Ночь бьет наотмашь порывом ветра.
Кажется, нас посетил Борей.
Асфальт корявый и грязно-серый.
Слишком жестко на нем лежать.
А дома мама жует таблетки
и ровно в десять ложится спать.
Шоссе под домом шумит протяжно.
А люди едут и едут прочь.
Меня — о чудо — опять не любят!
А я — вот дьявол — сестра и дочь!
«Давай же, прыгай!» — твержу сквозь зубы
и понимаю: мне просто смочь.
Работа — целых двенадцать тысяч —
не в сутки, в месяц. И вечный стресс.
Магистратура. Зависший диссер.
Научник, плюнувший на процесс.
Общага. Осень. Смурное небо
по цвету — ношеная кирза.
Ночь крепко держит меня за горло
и смотрит пристально мне в глаза.
Уеду к черту! На склон Кавказа.
И буду сидр пить и вино!
Вот защищусь и уеду сразу!
Здесь тесно, холодно и темно.
А там бушует и плещет море,
и ветры носятся по горам!
Там звёзды падают на ладони,
там легче дышится по утрам.
Сжимаю зубы — и прочь от края!
Я замечаю, что ветер стих,
и улыбаюсь. И соль глотаю.
Я остаюсь.
Остаюсь
в живых.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного

19:11 

Отражение наших лиц

Даше

Из глубины моих невзгод
молюсь о милом человеке.
Пусть будет счастлив в этот год,
и в следующий, и вовеки.

(с) Б. Ахмадулина


Надо же, стоит только выбрать себя, отважиться не быть эмоциональным донором, перестать поставлять энергию, поглощаемую тоннами в зимние вечера или дни «я потерял цель», как такой тварью себя чувствуешь, будто отказал в хлебе путнику.

Столько лет генерируешь тепло, поддержку и утешение. Экспортируешь их, а они рассеиваются! Уходят в атмосферу, сливаются с воздухом. Не перерабатываются в горючее, способное довезти ближнего до нужной станции. Видя это, переводишь рубильник в положение «turn off» и надеешься ничего не чувствовать.

Но ты чувствуешь. Например, себя ящерицей. И желание забиться под камень — как дополнение. Улавливаешь сигнал: «Ты тоже, ты тоже ведь не подарок! Ты только и делаешь, что рвёшь! Что-то не так с тобой». И стоишь тяжёлый, оглушённый, потерянный. Думаешь: может, действительно?! А потом вспоминаешь изнывающее, протяжённое, точно звон колокола, желание прекратить. Не продолжать агонию. И тогда совсем другие мысли в первом ряду строятся: «Это они всё! Вменяют вину мне! А с нею — жестокость и неправильность. Только бы самим остаться чистыми».

Затем дождь начинается. Тут ты просыпаешься и видишь: вот вода, она под облаками разбег берёт, бьётся в тело Земли. И нет на деле никаких «их» и никаких «нас». Мы все — отражение. Мы показываем друг другу самое значимое. Если кто-то говорит мне, что я неправильная, значит — это я так думаю. Если кто-то паразитирует, значит — это мой эгоизм прикрыт альтруистической ветошью.

Если Солнце услышало комара, увещевавшего, что нужно взойти на западе и сесть на востоке, значит само об этом подумывало. А уходить, нет, не зазорно, когда чувствуешь, что дороги в конец расходятся.

(с) Ardent Rain

@темы: настроение, мысли вслух, миниатюра, из посвященного, заметки из жизни, жизненное, проза

14:50 

Родные души в космической плоскости

У меня о тебе — десять текстов
в рифму и без неё.
В них ни грамма реальности, а память
распознаётся разумом как враньё.

Мы знакомы по тем галактикам,
где нет ужаса в слове «смерть».
На Земле мне — писать истории,
а тебе — петь.

Иногда мы во сне видимся —
обнимаемся, говорим:
— Не ходи за водой тёмною,
не позволь победить им!
— Не люби наяву художника:
его морок неодолим.

Колесо дребезжит, вертится
мой... возлюбленный? друг? брат?
Мы родные, но разобщённые
в этой системе
координат.

© Ardent Rain

@настроение: жара спала!))

@темы: стихи, из посвященного

14:30 

Когда отпуска не разрешены

М.В.

Сжаться. Растаять. Не быть. Не стоять на ветру под низкими облаками, что никак не разорвутся над старым городом. Не смотреть напряжённым, застывшим взглядом на танцующих и поющих. Не слышать гомона зрителей и артистов. Стереться из памяти сонма людей, почитающих тебя за пустое место, потому что их предводитель решил проучить «юное дарование», посмевшее так долго обитать где-то ещё, но осмелившееся прийти сюда.

Сжаться. Распасться на элементы. Материализоваться дома. Желательно под кроватью. И сидеть там весь световой день, отгородившись жёлтыми занавесками — жалкая защита, сказать по правде, но выбирать не приходится. Совершать ночами короткие вылазки к холодильнику, будто есть в этой квартире хоть кто-нибудь, кто может поймать за руку.

Так нельзя, к сожалению. Телепортации не разрешены в этой реальности. То есть не запрещены официально, но требуют высокого уровня осознанности и, наверное, чистоты сознания. Поэтому... остаётся не опускать голову. Стоять между стен города и смотреть на сцену так внимательно, как будто толчка в спину и не почувствовал.

Сжаться? Нет. Скорее — просто выдохнуть. А потом — вдохнуть заново.
Расправить плечи.
И идти.

(с) Ardent Rain

@темы: настроение, мысли вслух, миниатюра, из посвященного, проза

16:17 

Океан, который живёт внутри

Посвящается художникам:
кисти, пера, звука, камня...
и всем причастным!


Океан
живёт у Фреда
между шестым и седьмым ребром,
чуть ниже ударов сердца.
В ширину — как Альдебаран.
Глубиной — в пятьдесят веков.
Цветом — яркая бирюза,
в которую изумруд крошится.
В дни покоя и тишины,
когда Фред — счастливец или лентяй,
Океан молчит.
Неподвижна его вода
в переливах солнца.
Рыбы спят. Их цветные сны
отражаются от камней.
Океан доверчив, прозрачен, прост —
невесом почти
для его владельца.
Когда в мире темно от лжи,
бьют лежачих или детей,
города стирают с лица Земли, —
Океан дрожит,
вода подступает к отметке «горло»,
заливает душу и бьётся в грудь.
Она мутней болота, черней смолы,
волны выше земных огней!
Фред хватается за Псалтырь.
Фреду боязно утонуть.

Поднимаются из глубин
обитатели тёмных вод:
не жуя глотают красивых рыб,
хитро скалят зубастый рот...
Если есть Океан внутри,
должен быть и крутой Утёс!
Фред взбирается по камням —
он бумажный фонарь принёс.
Ветер носится и рычит,
с ревом Фреда толкает вниз:
«Из тебя выйдет славный корм
моим слугам со дна морей!»
Фред покорен, но прям,
он здесь будет в этот, другой, любой —
даже двести десятый шторм.
Стая крупных чернильных рыб
с острой пастью и круглым лбом
собирается у скалы.
Фред им молча в глаза глядит,
опускает резной фонарь —
как обычно — один на всех.
Плавя чёрную чешую,
еле брезжущий огонёк
выпускает зеркальных рыб,
точно запах со дна флакона.
Рыбы складываются в дракона
и стрелою
уходят
вверх.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного

22:01 

Тайное признание на откуп мечте

ребятам из ТДН

Солнце — грудью на пики гор
ложится, только бы не уснуть.
Иглы входят не глубоко,
но вонзаются прямо в суть —
выпускают янтарный свет.
Искры тонут в твоих глазах,
оставляют лучистый след
(цветом — золото, мед, миндаль)
в их нефритовой глубине.
И за отблески эти мне
душу даром отдать не жаль.

Ты смеёшься, и мир звенит,
точно собран из хрусталя,
самых чистых, высоких нот!
Звери, чудища недр земли —
все роятся вокруг тебя,
как заблудшие корабли,
посреди чёрно-синих вод
вдруг увидевшие маяк.
От улыбки твоей живой
умирает февральский снег,
теплоте проигравший бой.
И да будет во веки так!

У меня есть огромный дом,
стопка книг, чтобы стать умней,
репутация палача,
мол, идти поперёк не смей!
Конкуренты сошлись на том,
чтоб признать меня всех сильней.
У меня за спиною — рать
грозных демонов и людей.
Я отважился побеждать
там, где вспять повернёт любой.
Нет на свете таких врагов,
кто б случайно остался жив.
А ты стены мои ногой
пробиваешь как миражи...

Мир, в котором ты есть, — велик
и продолжает расти в цене!
Улыбаешься как всегда:
одобрительно, но не мне.
По количеству тайн ты — кратер
Фудзиямы или Асо.
У меня на сетчатке лазер
прочно выжег твоё лицо.
На письмо свое я ответа
жду как самых благих вестей.
Остаётся мечтать, что где-то,
отключившись на день сует,
в параллельной Вселенной артер,
пьёт лавандовый чай, рисуя
нас с тобой
на одном
листе.

© Ardent Rain

@темы: немного Японии, стихи, из посвященного

00:13 

Ужас неборьбы

двум Д.

Ужас факта, как легко ты оставляешь позади важных, настоящих и преданных, наскакивает, точно борзая, сорвавшаяся с цепи. «Эй, тебе же не будет всё время двадцать! Сколько можно достраивать и бросать?! Возводить мост, переходить по нему дорогу и даже не оборачиваться на человека, выполнившего свою часть?

Это опасно. У тебя столько спичек в карманах, что можно и прогореть. Представь: мглистое пепелище, золы по колено, и строго по центру — ты. Если ты вообще выживешь».

Ужас, нет, не вгрызается в мякоть горла, не упирается лапой в грудь. Но в стеклянных глазах его: «А звонить-то теперь кому, когда случится что-то яркое и крутое? Когда всему миру не позвонишь?

Почему десять лет подлости и предательства, лицемерия и вранья были чем-то "самим собой"? С годами докапало и оторвалось. Чаша ухнула вниз, звякнула об пол, расплескала себя до дна. Но добрым, искренним и прирученным выдаётся теперь куда меньший кредит под чудовищно обдираловые проценты?»

Действительно... как же патетика? Рыцарство? Борьба «За»?! Когда ты благой и доблестный. Во имя дружбы, любви, привязанности убиваешь дракона, разрушаешь стену, стираешь город с лица земли вместе со всеми его книжными полками, калитками, цветниками и, смешно сказать, населением. Не это ли в нашей локации гордо звучит — «Виктория»?

Мой дорогой ужас, я лучше уйду по-тихому. До начала боевых действий, введения военного режима и паники. Потому что единственное, хоть сколько-то значимое, препятствие — это смерть. Остальное мы сами изобрели себе. Я не хочу драться с любимыми за право любить их и быть услышанной. Не хочу убитых драконов, руин, пожарища.

Память — единственный фотоматериал, не поддающийся выгоранию. Я хочу оставить нас юными, ночь напролёт болтающими о мистике, слушающими шорохи на террасе. Обсуждающими взахлёб новый сюжет, как личное достижение, как способ дышать и переживать действительность. Эти мы куда ярче напыщенных и обиженных новых версий «Ты меня не поддерживаешь» и «Я что-то не то рассказываю».

Что касается пепелища и одиночества, то первого нет, ввиду отсутствия Священной Войны за Правость и Вместебытие, а второго я не боюсь по факту его наличия. Мой дорогой ужас, кажется, мы всё выяснили. Возвращайся-ка ты в вольер.

© Ardent Rain

@темы: проза, отношения, неСтихи, миниатюра, из посвященного, друзья

17:16 

Отточенный навык

друзьям, покинутым мной.


Я эксперт в прощаниях и уходах,
в подробных рассказах «Почему — нет».
Прожектор души выдерживает семь лет,
а затем, выключает свет,
мол, «на голом энтузиазме уже год».

У первой любви из всех памятных мне черт —
ироничный, кривой рот,
царапающийся взгляд.
Сбитые в кровь костяшки:
демонстрации силы для.

У второй — обаяния три состава,
ясные, лучащиеся глаза
и всегородская слава.
Ни одна его мысль не пылится в коробке зря.
Грустный вывод:
«Никто меня не полюбит».
Он и не знал, что любила я.

У третьей — и вовсе космические черты.
Нездешний, залётный, дальний,
возникший из пустоты,
он помнит момент сияния и слиянья,
овальные символы на полях.
Он всю жизнь собирает данные
о разбившихся кораблях.

Друзья мои за колоннами,
обратно не повернуть.
Разлуками закалённое
счастье, в ветра влюбленное,
ширится, точно ртуть.

Маршрут наш пролёг извилисто
через крутой подъем.
До перекрёстка — за руку.
Хватит стоять!
Пойдём.

© Ardent Rain

@темы: из посвященного, друзья, стихи

19:13 

Сказка

Лису.

За стеклом жёлтый свет фонарный
не даёт воплотиться мраку.
Окна — точно земные звёзды —
прорезают сгущённый воздух
блеском лампочек разной силы.
Как присмотришься... в окнах люди.
Я мешаю не сладкий сахар
в чашке с полуостывшим чаем.
О тебе третьи сутки буквы
не стыкуются в связный текст.

Мы мечтали: уехать к морю,
чтобы синь, бирюза и зелень;
чтоб стучать по клавиатуре,
заполняя листа пространство
поворотами чьих-то судеб;
пить Мартини (не очень часто);
приходить на песчаный берег
и смотреть, как подолгу солнце
каждый день истекая кровью,
прячет отблески под водой.

Ты работаешь «пять на восемь»
чаще — «десять» (бумажек уйма).
И у моря бываешь редко,
только в книгах или во сне.
Надоест — приезжай на север.
Здесь пронырливый хитрый ветер
норовит прикарманить зонтик
и насыпать тебе за ворот
крупный/мелкий колючий снег.
Здесь за серым не видно неба,
но в просвете оно синеет,
обещает нам: быть весне!

Приезжай, посидим в кофейне
у окна, за которым люди
улыбаются тем счастливей,
чем сильнее пустился дождь!
Выпьем чаю, какао, кофе.
Посмеёмся над прозой жизни
и пойдём без маршрута, плана
вдоль изгибов и лиц домов.
Наберём пачки две листовок.
Мы... найдём в переулке сказку.
Сказка в руки легко даётся
не боящимся высоты.

© Ardent Rain

@темы: стихи, из посвященного, верлибр

18:14 

Абсолютная тишина

многим.

Был бы такой регулятор — повернул и уменьшил звук.
Выкрутил до нуля.

Потому что споры «Можно ли так писать?!» — шум.
Всегда будут те, кто рассуждает о смысле, предназначении, силе текста,
и те,
кто пишет сквозь голоса.
Потому что, как ни греби квартиры,
машины, телевизоры с сумасшедшей диагональю,
как ни выгрызай блага у родителей, братьев-сестёр, коллег, —
ничего не забрать с собой.
Потому что от «гори в аду» до «счастья тебе, прощай»
совершается полный цикл:
душа делает оборот
и меняет оскал на чуть более приветливое лицо.

Был бы регулятор звука, можно было бы отдохнуть.
Провести в тишине желанные пять минут.
Только... исчезло бы абсолютно всё:
рёв автострады; гудение поездов;
стук дождя о бетон и стекла;
мелодия флейты, фортепиано, скрипки;
порывы ветра и шум прибоя.
...твой собственный голос исчез бы тоже.

(с) Ardent Rain

@настроение: навеяно Григорьевской поэтической премией и жуткими рассказами родных.

@темы: мысли вслух, из посвященного, верлибр, стихи

Состояние полета

главная